Сейчас я не Аристотель

Двойственность не допусткается Торой

В каждом из нас заложено врожденное природное желание поступать правильно. Однако в повседневной жизни это желание не всегда легко реализуется. Одно дело достигнуть на теоретическом уровне понимания того, что правильно, а что ложно, несколько другое -применить это понимание на практике, в реальной жизни.

Эти трудности не существуют для еврея, который следует в своей жизни Торе. Где бы он ни находился, в любой ситуации она обеспечивает его точным и всегда верным критерием оценки поведения. Законы и предписания Торы направляют, определяют каждую сторону его жизни.

Отличие всеобщей мудрости от Торы состоит в том, что мудрость – это абстрактное знание. Заключения достигаются через мыслительный процесс, основанный на аксиомах, продуктах человеческого разума. Если возникают какие-то более привлекательные идеи или желания, они могут быть отклонены, их можно не заметить.

В большинстве случаев мудрость позволяет нам решить, что правильно, а что нет, но она не обязывает нас что-то делать. Отсюда возможность непоследовательности. Врач прописывает пациенту соблюдение строгой диеты или комплекс упражнений, зачастую игнорируя их сам. Хотя теоретически он, вероятно, понимает, что подобное поведение угрожает его здоровью, знание этого не оказывает влияния на его образ жизни.

История дает нам убедительный пример такого непоследовательного поведения. Древняя Греция, известная своей мудростью и высокой культурой, провозгласила идею превосходства мысли над действием. Однако известно, что древнегреческое общество было пронизано безнравственностью .Даже философы, предлагавшие этические теории, обвинялись в безнравственном поведении. Среди этих философов оказался даже Аристотель, чья мудрость заслужила уважение многих еврейских мудрецов. На вопрос о том, как можно примирить его неблаговидное поведение, в котором он был уличен, с теориями, им же провозглашенными, он ответил: «Не спрашивайте меня сейчас, сейчас я не Аристотель». Между его личностью и способом постижения им мира существовала изначальная дихотомия, двойственность. Погруженный в философские размышления, он оставался Аристотелем-философом, как человек же он являлся другим существом.

Подобная дихотомия не допускается Торой. Главный ее пафос заключается в действии, которое представляется наиболее важным. Разум рассматривается не как истина в последней инстанции, а, скорее, как средство, инструмент действия. Согласно Торе, мудрец не может действовать в противоречии с ней. Тора не считает ум, душу и наши возможности тремя отдельными сферами, вступающими в конфликт друг с другом. Она учит нас, как добиться гармонии всех сторон нашей личности, гармонии жизни. Для этого необходимо объединить все наши способности с целью совместного служения Б-гу.

Развивая это понимание, можно прийти к выводу, что отсутствие абсолютных критериев добра, присущих Торе, ведет к худшим вещам, чем просто личностные отклонения от собственного идеала человека. Даже сам идеал может оказаться извращенным до такой степени, когда он превращается в интеллектуальное оправдание зла. Предыдущие поколения стали свидетелями того, как одна из самых культурных и мудрых наций в мире совершала варварские дела, ранее просто немыслимые. Ее лидеры не заявляли «Сейчас я не Аристотель». Они открыто провозглашали зло добром, полагая, что способны отличить одно от другого на основе своих знаний. Они гордились своей жестокостью, утверждая, что эта жестокость служит улучшению мира. Как могло произойти подобное?

Тора исключает возможность таких ошибок. Она заставляет нас постоянно соизмерять свое поведение с объективным критерием.

Шулхан Арух (свод еврейских законов) содержит законы и направляющие предписания, относящиеся ко всей совокупности наших поступков. Если он запрещает какое-либо действие, еврею ни под каким видом не разрешается его совершать. И, напротив, если предписывается исполнить какой-либо поступок, у него нет способа освободить себя от этой обязанности.

Аналогичное понимание демонстрируют и Десять заповедей, ниспосланных нам Вс-вышним в форме двух скрижалей. Первая из них включает пять начальных заповедей, законов, относящихся прежде всего к взаимоотношениям человека с Б-гом. Вторая содержит пять других заповедей, раскрывающих отношения между людьми. Обе скрижали даны как единое целое, что означает неразрывность обоих аспектов служения.

Связь между человеком и Б-гом должна расшириться до предела, когда мы относимся к Нему не только как к трансцендентному, духовному существу, а признаем и воспринимаем Его, как будто Он воплощен в физическом создании, в частности в окружающих нас людях. Взаимодействия между людьми должны следовать за нашим взаимодействием с Г-сподом. Не может существовать постоянного нравственного подхода к общению с другими людьми без предшествующего принятия Б-га и стремления следовать Его воле. Без этого условия всегда будут возникать обстоятельства, когда наш эгоизм и личные амбиции вынудят нас – даже неосознанно – игнорировать ближнего, неправильно к нему относиться.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .